Великобритания

Командная работа: она вселяет в него уверенность, он радуется ее популярности

Кто-то считает их скучными для занимаемых ими должностей: никаких встреч со знаменитостями, никаких ярких вечеринок. По иронии судьбы, Уильям и Кэтрин живут в огромной квартире 1А в Кенсингтонском дворце, в которой когда-то жили принцесса Маргарет и ее муж-фотограф граф Сноудон. Тогда это место было шумным эпицентром гламурной ночной жизни Лондона, самым желанным приглашением в городе.

Когда герцог и герцогиня Кембриджские переехали сюда на третьем году их брака, столица была взбудоражена. Красивая молодая пара должна была открыть самый модный светский салон в Лондоне.

Но все получилось совсем не так. Даже их «управляющий домом», надеявшийся поучаствовать в каких-нибудь удивительных развлечениях, решил уволиться, потому что у них было «слишком тихо». Как он сказал друзьям: «Было обидно, потому что они такие хорошие люди, и я действительно любил их».

Дело не в том, что Кембриджи скучны. Отнюдь. Они, скорее, скромны. Когда однажды вечером они без предупреждения появились в The Rose And Crown в Снеттишеме, в нескольких минутах езды от Анмер-Холла, их норфолкского дома на окраине поместья Сандрингем, в поисках столика на двоих, и побледневший менеджер сказал им, что паб полон, они быстро выпили и ушли. И это тоже в корне отличается от того, как вела себя покойная принцесса Маргарет: когда она приехала с друзьями в Лондонский Палладиум, чтобы увидеть аншлагового американского артиста Дэнни Кея в 1948 году, людей попросили уступить свои места в пользу дочери короля.

Теперь, когда Уильям и Кэтрин прожили в браке почти десять лет, становится абсолютно понятно: они созданы друг для друга и прекрасно дополняют друг друга.

Уильям всегда знал, как трудно будет Кэтрин, когда она выйдет за него замуж, поэтому его восторг от ее популярности вполне понятен. Он всегда обожал ее простые манеры и советовал, как вести себя на публике: «Просто будь собой».

На самом деле, мало что изменилось в их отношениях с того волшебного апрельского дня 2011 года, когда пара вышла из Вестминстерского аббатства. Воодушевленная нация инстинктивно чувствовала, что брак Уильяма будет сильно отличаться от брака его матери. “Ты доволен?” – спросила Кэтрин Уильяма, когда они ехали через ликующую толпу, размахивающую флагами, в открытом ландо. Он ответил: «Я так счастлив, что ты моя жена».

Кэтрин смогла без проблем адаптироваться к своей новой жизни. Никто не смог припомнить, чтобы она на что-то жаловалась. Никто во дворце не делал для нее больше, чем для Меган.

Поженившись, они хотели как можно дольше жить обычной жизнью, без королевских обязанностей, без многочисленных помощников и персонала, поэтому они сняли дом за 750 фунтов в месяц на сельском острове Англси с видом на удаленную бухту. Это была жизнь, которую особенно любила Кэтрин, прекрасная увертюра перед грядущими годами королевского долга.

Они нашли дом и переехали в него до свадьбы. Когда Уильям пожаловался королеве, что он и Кейт практически никого не знают из списка гостей, подготовленного официальными лицами дворца, она посоветовала ему составить их собственный список. Новый список выглядел гораздо более демократично: теперь в числе гостей был хозяин любимого паба Кейт возле ее родной деревни Баклбери, почтальон Миддлтонов, а также друзья пары из Сент-Эндрюс.

Это была самая большая и самая яркая королевская свадьба за десятилетия, но Уильям мог получить только неделю отдыха от своих летных обязанностей из-за режима работы. Поэтому никакого медового месяца – пока.

Вместо этого Кэтрин ждала своего мужа с домашней едой, когда он возвращался с работы. Любимым блюдом Уильяма был жареный цыпленок, а еще ему понравились сосиски, которые она приготовила по собственному рецепту. Только в следующем месяце они наконец смогли отправиться в медовый месяц на Сейшельские острова.

Читайте также:  Принцы Гарри и Уильям избегали друг друга после королевской свадьбы

Для Уильяма теперь его жизнь была воплощением мечты, когда он и его жена могли быть самими собой и жить обычной жизнью. Это напоминало о том, как была счастлива его бабушка-королева, когда будучи женой офицера королевского флота, она провела два года на Мальте. Принцесса Елизавета тоже как можно дольше откладывала выполнение жестких формальностей дворцовой жизни.

Для Уильяма и Кэтрин это были беззаботные дни, когда они вместе мыли посуду, катались по проселочным дорогам Англси на мощном мотоцикле Ducati, который он привез с собой из Лондона, и гуляли рука об руку по часто безлюдному побережью со своим черным кокер-спаниелем Люпо для компании.

На кухне Кэтрин занималась приготовлением клубничного джема и выпечкой пирогов, которые Уильям брал с собой на авиабазу, чтобы разделить с коллегами по столовой.

Иногда вечерами они ходили в местный кинотеатр или в паб – фаворитом был «Белый орел в Росколине». Там не было никаких изысканных блюд. Для Уильяма это обычно был бургер, а Кэтрин, заботящаяся о своем здоровье, предпочитала рыбу.

Дэвид Бакленд, управляющий магазином для серфинга Funsport в Роснаигре, вспоминает, как молодая женщина, которая назвала себя миссис Кембридж, примеряла гидрокостюм и собиралась купить его, но обнаружила, что забыла сумочку.

«Я вернусь завтра и заплачу», – сказала она ему с улыбкой. Он позвонил на следующий день и только тогда понял, кто такая «миссис Кембридж».

Делая покупки у местных мясников и часто покупая лосось и филе трески у торговцев рыбой, Кэтрин всегда спрашивала цену, прежде чем решить, сколько купить.

Когда Уильяма отправили на Фолклендские острова в шестинедельную командировку, родители Кэтрин, Майкл и Кэрол Миддлтон, приехали погостить.

То же самое сделали ее сестра Пиппа и брат Джеймс. Несмотря на это, Кейт сетовала, что без Уильяма ей «не для кого было покупать Принглз».

Незадолго до того, как Уильям уехал в командировку, Кейт пошла за покупками и принесла нечто, что заставило его улыбнуться. Это была красная фетровая подушка, которую она купила в магазине Homebase в Холихеде за 9,99 фунтов стерлингов. На ней было вышито белым одно слово: Любовь. 

Филиал Homebase давно закрылся, но эта подушка должна была стать символом их семейной жизни. Он была с ними везде, где они жили, и сейчас, как говорят, находится в укромном уголке Анмер Холла.

Но, даже живя этой идиллической частной жизнью, Уильям и его жена не имели права полностью отказаться от всех королевских обязанностей. Не прошло и двух месяцев после свадьбы, как их направили в королевский тур, который был первым для Кэтрин.

Уильям и его жена олицетворяли новый гламурный образ королевской семьи, и правительство хотело сделать так, чтобы это послание «нового поколения» было распространено повсюду.

Тур должен был продлиться девять дней в Канаде и два дня в Калифорнии.

Кэтрин нервничала. Уильям знал, что она сможет справиться. Огромное количество людей, которые пришли их увидеть, напоминали толпы, встречавшие принцессу Диану во время ее первого турне по Австралии с принцем Чарльзом (и девятимесячным Уильямом) в 1983 году.

Чарльзу иногда было трудно скрыть дискомфорт от того, что все внимание было сосредоточено на его жене, а не на нем. Уильям же, наоборот, был в восторге от приема, который получила Кэтрин, и от того, как люди сразу же приняли ее. Людям нравилось то, что эта девушка просто была собой.

Читайте также:  Что сказал принц Уильям принцессе Диане после того, как она лишилась титула

Однако ей предстояло усвоить отрезвляющий урок: даже в самом тщательно спланированном королевском турне всегда может случиться непредвиденное. Это и случилось на взлетной полосе в международном аэропорту Калгари, когда резкий порыв ветра поднял подол ее желтого платья Jenny Packham.

Десятки камер запечатлели те длинные и стройные ноги, которые десять лет назад заставили Уильяма обратить на нее внимание на показе мод в Сент-Эндрюсе.

Канаде нравился Уильям, но они влюбились в Кейт.

К тому времени, как Кембриджи прибыли в Калифорнию на прием, устроенный британским генеральным консулом, бывшая Кейт Миддлтон начала чувствовать себя почти комфортно в этой странной новой роли. Несколько шагов назад в своей жизни она задавалась вопросом, каково было бы встретить Николь Кидман, Тома Хэнкса, Дженнифер Лопес и Дэвида Бекхэма. Теперь они узнали, каково было им с ней познакомиться.

Наконец тур закончился, Уильяму и Кэтрин не терпелось вернуться в свой фермерский дом, в уютную уединенность. Только не надолго.

В следующем году они были в центре внимания Олимпийских игр 2012 года в Лондоне, скрупулезно демонстрируя свою поддержку команде Великобритании. А вскоре после этого они снова отправились в тур, на этот раз по Сингапуру, Малайзии, Тувалу и Соломоновым островам в рамках празднования Бриллиантового юбилея королевы.

Казалось, им очень понравилось в этом красочном туре по Азиатско-Тихоокеанскому региону, а в декабре было объявлено о том, что Кейт беременна. Беременность была непростой: она страдала от сильного токсикоза.

По мере приближения родов они вернулись на свою лондонскую базу, Ноттингемский коттедж на территории Кенсингтонского дворца.

Находясь там, Кэтрин могла быть рядом со своим акушером и недалеко от больницы Святой Марии в Паддингтоне, где 22 июля 2013 года с весом 8 фунтов 6 унций родился принц Джордж.

Потом пришло еще одно объявление Дворца – принц Уильям покидает Королевские ВВС. Неужели, наконец, он решил полностью посвятить себя королевской жизни? Ответ был отрицательным – по крайней мере, пока.

Ему нравилось служить в Королевских ВВС, но он знал, что, оставаясь на службе, он имел все шансы служить далеко от дома. Его последняя смена в RAF Valley закончилась в 9:30, а к вечеру он и Кэтрин вместе с малышом Джорджем покинули Англси и вернулись в Ноттингемский коттедж.

Но принц не отказался от полетов, и поступил на службу в воздушную скорую помощь, базирующуюся в аэропорту Кембриджа. И тогда они переехали в Анмер-холл, поместье королевы в Норфолке.

В течение двух десятилетий он был домом двоюродного брата королевы, герцога Кентского, и его жены, а потом был сдан в аренду старым друзьям принца Чарльза Хью и Эмили ван Катсем. В детстве Уильям провел там много счастливых дней.

В 2014 году последовали новые туры – три недели в Новой Зеландии и Австралии, Джордж, который был в том же возрасте, что и Уильям во время визита Чарльза и Дианы в Австралию, ездил с родителями. Позже в том же году у них было три дня в Вашингтоне и Нью-Йорке, где они встретились с президентом Обамой в Белом доме.

Барак и Мишель Обама на приеме в Букингемском дворце

К этому времени герцогиня снова была беременна, и никто, наблюдавший за ней во время турне по Америке, не имел ни малейшего представления о том, какие усилия она прилагала, снова борясь с утренней тошнотой.

Читайте также:  Герцогиня Кембриджская посетила лондонский парк для встречи с родителями

Но Уильям знал, и гордился ею. Их личная жизнь в перерывах между турами продолжалась, но никто не мог сказать, что они не вносили свой вклад в королевскую жизнь.

Ко времени рождения принцессы Шарлотты 2 мая 2015 года Уильям уже готовился к своей роли пилота санитарной авиации. В то же время он понимал, что на тихую семейную жизнь, которую они вели в перерывах между зарубежными поездками, остается мало времени.

Мало кто, лучше королевы, понимал Уильяма, который хотел держаться подальше от рутины официальных обязанностей. Она видела вещи глазами Уильяма. Она знала по собственному опыту, что он и Кейт были правы, хотели как можно дольше наслаждаться семейной жизнью без давления королевских обязанностей полный рабочий день.

Тем временем Кэрол и Майкл Миддлтон с возрастающей гордостью наблюдали за своей дочерью и по-прежнему оставались ключевыми фигурами в жизни Кейт и Уильяма.

Принцу Джорджу был всего один день, когда его мать познакомила его со своими родителями, которые будут оказывать значительное влияние на воспитание будущего короля.

Пока Уильям и Кейт наблюдали за ремонтом Анмер-холла, Кэрол стала их самым частым семейным гостем. Принц Джордж был ее первым внуком, и она его обожала.

На северном побережье Норфолка едва ли найдется пляж, который бы они не исследовали.

Между тем лондонская жизнь сосредоточивалась вокруг Кенсингтонского дворца. Это были дни, когда принц Гарри частенько присоединялся к ним на королевских мероприятиях. Он очень завидовал домашней идиллии брата и часто забегал с подарками племяннице и племяннику.

В Кэтрин, которую он обожал как сестру, которой у него никогда не было, он видел веселую молодую женщину, на которой он сам хотел бы жениться.

Все трое были невероятно близки, и эта связь казалась неразрывной. Но женщина, которую Гарри в конечном итоге привел домой, не могла быть большей противоположностью жене его брата.

Анмер-Холл с его бассейном, теннисным кортом и открытыми участками был убежищем для Уильяма и Кэтрин. Уильям с радостью жил бы там всегда, но он понимал, что все изменится, когда Джордж пойдет в школу. Тогда им пришлось переехать в Кенсингтонский дворец.

Со своими тремя маленькими детьми Уильям гораздо более активный отец, чем был принц Чарльз. «Уильям, как и Кейт вставал по ночам к детям, – говорит друг. – Он купал их и менял подгузники».

У Уильям и его отца не всегда хорошие отношения. Однажды между ними произошла грандиозная ссора, когда Уильям публично предложил уничтожить в Королевской коллекции все, что вырезано из слоновой кости. Потребовались успокаивающие слова Кэтрин, которой Чарльз восхищается, чтобы снова объединить их.

Но никакие успокаивающие слова не помогут Уильяму примириться с его братом Гарри. При непримиримом разногласии по поводу того, кто заставил чью жену плакать, никто не верит в их сближение в обозримом будущем.

Но у кризиса есть положительная сторона. Королева теперь точно знает, что будущее благополучие королевской семьи находится в руках Уильяма и Кэтрин.

Мудрый принц Филипп много лет назад после того, как его внук и его девушка помирились после расставания, сказал королеве: «Слава богу, он не отказался от нее». 

5 2 голосов
Оцените статью

Показать больше
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарии
Обратная связь
Показать все комментарии
Кнопка «Наверх»
0
Буду рада Вашим комментариямx
()
x

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы